Что делать?
21 октября 2020 г.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020, ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ

ТАСС

В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы.

Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом. Дж. Буш в 2000 году набрал на полмиллиона голосов меньше, чем Гор, но стал избранным президентом по голосам выборщиков. Действующий президент Трамп в 2016 году получил почти на 3 млн голосов избирателей меньше, чем Клинтон, но легко выиграл голосование в Коллегии – 304:227. Подобное бывает возможно, когда разница голосов на выборах небольшая.

Очень близким к результату 2016 года было голосование на Коллегии выборщиков в 1960 г. когда Джон Кеннеди победил Ричарда Никсона – 303: 219. Но тогда различие в общем голосовании избирателей, хотя и очень небольшое, всего 0,18%, было в пользу Кеннеди, ставшего президентом. Тот случай объяснили эффектом «увеличительного стекла», который почти всегда приводил к разнице голосов на Коллегии выборщиков большей, чем на общем голосовании. То, что «увеличение» оказалось слишком большим, тогда мало кого взволновало.

Американские выборы проходят всегда с острой конкуренцией. Занявший второе место редко получает меньше 40% голосов избирателей. Но даже преимущество в 7% голосов может превратиться по результатам голосования Коллегии выборщиков в полный разгром. Так было в 2008 г., когда Обама набрал почти 52,9%, а МакКейн – 45,7% голосов избирателей, а в Коллегии выборщиков результат МакКейна был вдвое меньше.  

Однако после случаев 2000 и 2016 гг. среди американцев заметно усилилось беспокойство, что ситуация, когда победители голосования в Коллегии и голосования избирателей будут разные, может повторяться.

Но есть одна вещь, о которой наши комментаторы предпочитают умалчивать или говорить недостаточно: выборы президента США Коллегией выборщиков являются одним из следствий принципа федерализма, на который опирается государственное устройство Соединенных Штатов. Это и понятно: в России самостоятельность регионов измеряется числом лет, которые удалось просидеть на своем месте губернатору до его снятия решением Кремля, неважно делается это на выборах или указом президента. Федеральные выборы в регионах проводятся по одним правилам с той разницей, что избирательные комиссии в одних регионах манипулируют результатами сильнее, чем другие. Но трудно найти хотя бы один, где выборы проходят честно и свободно.

Исходя из принципа федерализма, каждый американский штат имеет значительную свободу в своих порядках и, прежде всего, в организации выборов. Коллегия выборщиков – это важный элемент их самостоятельности в электоральных вопросах, от которой они не собираются отказываться и передавать центру хотя бы небольшую часть полномочий.  

В США отсутствует вертикаль избирательных комиссий, подобная российской. Федеральная избирательная комиссия США существует, но она обладает чрезвычайно узкими полномочиями, которые ограничиваются преимущественно надзорными функциями за финансовыми аспектами проведения федеральных выборов. Процедуру проведения выборов на территории штата определяет законодательное собрание (легислатура) штата. Форма бюллетеня, возможность голосовать по почте, способ регистрации избирателей, методы голосования, использование машин типа наших КОИБ, которые начали применяться намного раньше, чем у нас, порядок подсчета, обжалования – практически все определяется местными, а не федеральными властями. За результаты, за точность процедур в штате отвечает только сам штат.

В свою очередь самостоятельность предполагает различия, которые могут быть существенными. Например, в одних штатах нельзя голосовать по почте, а в других – можно. Там, где можно, в одних штатах всем избирателям присылают конверты с бюллетенями, с пояснениями и конвертами для отправки в избирательную комиссию, а в других – посылают только по личной просьбе избирателя. В Мичигане, как еще в 33 других штатах, избиратель может без объяснения причин попросить документы для голосования по почте и проголосовать, не выходя из дома. Впрочем, голосование по почте в США не очень распространено.

Окончательный итог выборов определяется голосованием в Коллегии выборщиков через 41 день после общенародных выборов, т.е. в середине декабря. Число выборщиков, представляющих данный штат, равно числу членов Конгресса США от штата: число членов Палаты представителей США от штата плюс два, поскольку каждый штат выбирает двух сенаторов. Численность населения в округах по выборам членов Конгресса отличается не драматически: от 530 тыс. в Род Айленде до 1 млн 70 тыс. в Монтане. Но по числу выборщиков от каждого штата разница заметнее: один выборщик от 192 тыс. в Вайоминге и от 763 тыс. в Техасе – в четыре раза больше.

Небольшие штаты в этом отношении имеют преимущество. Это заложено в Конституции и является защитой меньших по численности членов федерации. Однако влияние крупных штатов на результат выборов в Коллегии остается очень большим. Калифорния имеет 55 выборщиков, Техас 38, а семь маленьких штатов – только по три. Но даже небольшой штат может повлиять на результат, учитывая, что были случаи, когда победитель имел в Коллегии всего лишь на 1-2 голоса больше, чем его соперник.

Кстати, похожую защиту малых стран предоставляет Европейский союз. Представительство стран в законодательном органе союза, Европейском парламенте, связано с численностью населения, но определяется по принципу снижающейся пропорциональности. В Германии на одного депутата Европейского парламента приходится 864 тыс. жителей, в средней по численности стране: в Нидерландах – 595, в небольших Литве, Латвии  и Эстонии – 255, 241 и 188.

Самое важное на выборах в Коллегии – все выборщики штата за очень редким исключением голосуют за кандидата, который получил большинство голосов избирателей этого штата, так действует правило «победитель получает все». Именно оно вызывает наибольшие споры.

Исключение составляют два штата – Мэн и Небраска. Первый посылает в Коллегию 4 выборщиков, второй – пять. Голоса двух выборщиков отдаются кандидату, победившему на общем голосовании в штате. Кроме этого, подсчитываются голоса по округам по выборам в Конгресс, и победитель в каждом округе получает своего выборщика. Например, в 2016 г. в штате Мэн в целом победу одержала Клинтон. Она выиграла также в 1 округе. Таким образом у нее оказалось 3 выборщика. Трамп проиграл выборы в штате, но выиграл во 2 округе. Он получил одного выборщика.

Почему штаты так дорожат тем, что правило «победитель получает все» должно работать на уровне штата, а не на общефедеральном? Во-первых, так сложилось исторически. Во-вторых, это правило является для штатов важной частью их самостоятельности. Именно они должны без постороннего вмешательства провести выборы, подвести итог и представить партиям, участникам выборов, свой вердикт. Соревнование партий происходит именно на уровне отдельных штатов. Попытка изменить этот порядок будет рассматриваться как покушение на самостоятельность штатов.

В защиту существующей практики можно также сказать, что выборы – это соревнование, в котором правила известны заранее, точно определены и не меняются в течение электорального цикла. Дело кандидата разобраться с этим и победить, используя особенности этих правил. Именно они заставляют кандидатов больше агитировать в отдельных штатах, а не выступать с речами, находясь в Вашингтоне или своем родном городе. А ведь это и есть проявление реального федерализма!

В мае этого года перед решающими праймериз произошел случай, хорошо описывающий рамки федеральной власти на выборах. Он высветил и другие особенности американских выборов. Президент Трамп в твите обвинил секретаря штата Мичиган, администратора, ведающего вопросами выборов в штате, что она «незаконно» разослала 7,7 млн бюллетеней для голосования по почте всем избирателям, и по этой причине пригрозил уменьшить финансирование штату. Заметим, что по опросам избиратели-республиканцы менее склонны голосовать по почте, чем избиратели-демократы. Поэтому можно было бы предположить, что, продвигая еще дальше голосование по почте, демократы стимулируют увеличение явки своих избирателей. Ясно, что Трамп видел в рассылке угрозу проигрыша в штатах, где обе партии имеют примерно равные шансы на победу. (Хотя в выступлениях основной упор он делал на возможности фальсификаций при голосовании по почте, что опровергается многими экспертами.)   

Ответ секретаря штата Дж. Бенсон был тоже в форме твита: «Привет! Я вообще-то имею имя, я – Джоселин Бенсон. И мы послали приглашения, а не бюллетени. Точно также, как и мои коллеги в Айове, Джорджии, Небраске и Западной Вирджинии». Немного позднее она обосновала массовые рассылки приглашений желанием дать возможность людям в условиях эпидемии не рисковать здоровьем. Тут же выяснилось, что в перечисленных штатах также посылались формы для заявления о голосовании, а не бюллетени. Коллеги Бенсон возмутились угрозой президента связать вопросы голосования с финансовой помощью штату и назвали это неподобающим для президента действием. После этого Трамп исправил свой твит.

Это не было демаршем только со стороны демократа Дж. Бенсон. В Неваде секретарь штата республиканка, но она также объяснила, что из-за COVID-19 штат решил проводить праймериз в июне,  предлагая всем голосовать по почте. Обсуждение голосования по почте продолжается и сейчас, в начале сентября.

Эмоции Трампа понятны. На президентских выборах 2016 г. он неожиданно выиграл в Мичигане у Клинтон с преимуществом всего лишь 0,23%. За Клинтон было подано 2 268 839 голосов, за Трампа всего лишь на 10 704 голоса больше! Такого тесного соперничества в штате никогда не было. В результате победитель получил все 16 голосов в Коллегии выборщиков от штата. Похожая картина была и в Пенсильвании, где Трамп имел преимущество в 44292 голоса (0,72%) и получил все 20 голосов выборщиков штата. Голосование в этих двух штатах практически решило судьбу выборов, т.к., лишившись 36 выборщиков в Коллегии, Трамп не смог бы набрать необходимого для победы числа голосов. Подобная ситуация была также и в Висконсине. Здесь также Клинтон проиграла с минимальным отставанием, и все 10 голосов выборщиков от штата отошли к Трампу.

В этом году в «сомневающихся» крупных штатах – Мичигане, Пенсильвании, Висконсине, а также во Флориде – исход ноябрьских выборов снова будет трудно предсказать. А если голосование по почте даст некоторое увеличение явки избирателей демократов?

Вокруг этого института – Коллегии выборщиков – периодически возникают серьезные споры. Она имеет много противников на федеральном уровне и в отдельных штатах. Последняя волна была после 2016 г. когда Клинтон проиграла, имея большинство в голосах избирателей. Однако Коллегия вышла из этой атаки без изменений. Но не исключено, что в будущем Коллегия все же будет серьезно изменена. Например, большинство штатов может принять систему, действующую в штатах Мэн и Небраска. Разница в голосовании избирателей и голосовании выборщиков останется возможной, но вероятность ее будет ниже. Однако для любой реформы будет необходимо преодолеть сопротивление со стороны штатов, и в этом мы снова видим работу принципа федерализма.

Известно, что в России за последние двадцать лет законодательство о выборах менялось десятки раз. Изменения проводились централизованно для всех субъектов федерации не только для федеральных выборов, но и региональных. Обычно они выдвигались Кремлем, а вскоре послушно оформлялись в виде закона Госдумой. Так было в 2004 г. с отказом от прямых выборов губернаторов, и в 2012 г. с возвращением прямых выборов, и, наконец, в 2013 г. с предоставлением регионам права заменять всенародные выборы своих глав голосованием в парламенте по нескольким кандидатурам. Таким же образом внедрялись многие другие изменения в федеральные выборы. Такая ситуация невозможна для американских штатов, где независимость избирательной системы штата от федеральных властей является принципиальным вопросом. Она имеет важное следствие: результаты федеральных выборов не зависят от центра, а значит – и центру нет необходимости применять то, что у нас вежливо называют административным ресурсом. Прежде всего это относится к голосованию, подсчету и подведению итогов. 

А теперь давайте представим себе ответ председателя избирательной комиссии какого-нибудь российского региона Кремлю в духе твита Джоселин Бенсон президенту Трампу: «Вы ждете от нас явки 70% и голосование ЗА 70%? Это невозможно. Результат будет точно таким, как проголосуют наши избиратели». Фантастика? Поэтому утверждать, что федерализм и выборы у нас, по сравнению с США, – реальные, все равно что слепому искать соринки в чужом глазу.

Фото: 13.09.2020. Сторонники президента США Дональда Трампа во время его предвыборного митинга в аэропорту Миндена, штат Невада. Andrew Harnik. AP/TASS













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?