Хозяева страны
09 декабря 2019 г.
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ



Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута.

В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ. А так как архивы ФСБ до сих пор засекречены, то, по прокурорской логике, нет никаких данных, что массовые убийства совершались именно в этом здании. Стало быть, репрессии не доказаны и мемориальные доски надлежит снять. К тому же к доскам эти возлагают цветы делегации из Польши, которая является, как известно, недружественным государством. И, как указывается в представлении прокуратуры, эти визиты «создают дополнительную угрозу безопасности обучающихся и педагогических работников». Ни больше ни меньше.



И это не единичный случай. Правоохранительные органы в компании с находящимися в действующем резерве «общественниками» неуклюже, но старательно опровергают факты массовых убийств, совершенных сотрудниками советских спецслужб в 30-х – 50-х годах, и пытаются инициировать преследование тех, кто об этих преступлениях говорит. Так, созданное министром культуры Мединским Военно-историческое общество регулярно проводит раскопки в лесном массиве Сандармох в Карелии.

Массовые захоронения там в конце 1990-х обнаружил руководитель карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев (в 2016-м его облыжно обвинили в изготовлении детской порнографии; историка оправдали, но тотчас взяли повторно, теперь уже по столь же надуманному обвинению в растлении несовершеннолетних). Многочисленными документами подтверждается: именно в Сандармохе чекисты расстреливали заключенных с Соловков. Экспедиции же «военных историков» поставили себе целью доказать: найденные останки принадлежат не репрессированным, а красноармейцам, которых могли расстрелять финские солдаты во время войны.

ТАСС

Министерство природных ресурсов Пермского края выписало предупреждение и штрафы краевому отделению общества «Мемориал» и его руководителю за то, что мемориальцы обустроили памятник репрессированным литовцам и полякам в заброшенном поселке Галяшор, а также навели порядок на местном кладбище. Осуществили, мол, незаконную порубку деревьев.

Показательно, что инициаторы этих абсурдных дел (точно так же, как и следователи по «московскому делу») совершенно не заморачиваются тем, чтобы представить хоть сколько-нибудь правдоподобное подтверждение своих версий. Очевидно, что команда избавиться от любых напоминаний о сталинских репрессиях последовала с самого верха. А в этом случае, как отлично известно силовикам, за усердие, даже если оно не по разуму, не наказывают.

Сигнал был дан два года назад, в декабре 2017-го. Тогда Владимир Путин со сподвижниками праздновал 100-летие спецслужбы, из которой они все вышли. В официальной «Российской газете» было опубликовано интервью нынешнего директора ФСБ Александра Бортникова, в котором он дал такое объяснение массовых репрессий: «Угроза надвигающейся войны требовала от советского государства концентрации всех ресурсов и предельного напряжения сил, скорейшего проведения индустриализации и коллективизации». В том же тексте Бортников утверждал, что «архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов». Ну а теперь опираясь на архивные материалы, а точнее, на отказ их предоставить, прокурорские работники в Твери требуют демонтировать доски в память репрессированных.

Здесь чрезвычайно любопытно, почему нынешние российские спецслужбы и правоохранительные органы так старательно заботятся о чести мундира, вернее, о чистоте гимнастерки работников НКВД. Казалось бы, единственный разумный подход в деле воспитания новых поколений фээсбэшников — полное и абсолютное отрицание какой-либо связи сегодняшней спецслужбы с палачами из 1937-го. Ан нет, эту связь старательно подчеркивают. «Как бы ни менялись эпохи, абсолютное большинство людей, выбирающих эту трудную профессию, всегда были настоящими государственниками и патриотами, которые достойно и честно выполняли свой долг, на первое место ставили службу отечеству и своему народу», — говорил Владимир Путин на праздновании 100-летнего юбилея спецслужбы.

Не случайно российское общество, а за ним и российское начальство обратились ныне к истории. С одной стороны, то, что сотни людей регулярно приходят к Соловецкому камню на Лубянке, чтобы вспомнить жертв сталинских репрессий, доказывает: думающие люди отдают себе отчет в том, к чему ведет нынешний авторитарный тренд в развитии (точнее, в деградации) страны. С другой — нарастает желание власти оправдывать прошлое и сегодняшнее беззаконие исторической необходимостью. Вчера расстреливали в условиях неизбежно приближавшейся войны, расстреливали, чтобы обеспечивать мобилизацию. Сегодня сажают «несогласных», чтобы противостоять враждебному западному вмешательству.

В этом случае логично подчеркивать связь нынешней охранки с ее предшественниками. Если так, то вполне естественно бросить все силы на то, чтобы приуменьшить размеры зверств в 30-х. А еще лучше заставить общество забыть о них, отбелить, насколько возможно, гимнастерку НКВД, залитую кровью расстрелянных…


Фото: 1-2. Мемориальные доски со здания Медакадемии (ТГМУ), где в 1930–50-е годы находилось Управление НКВД-МГБ по Калининской области и его внутренняя тюрьма. www.change.org/tvgmu.ru
3. Россия. Карелия. Медвежьегорск. 2 августа 1997 г. Останки расстрелянных в 1937 году по приговору "троек" людей, найденное в местечке Сандормох. Майстерман Семен/Фотохроника ТАСС












  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...
В СМИ
29 НОЯБРЯ 2019
РБК: Из пояснительной записки к документу следует, что инициатива вызвана ростом преступлений, в том числе особо тяжких, совершаемых педагогическими работниками.