Сирия
15 июля 2020 г.
Случится ли в Сирии чудо?
13 СЕНТЯБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Из Сирии поступают противоречивые сообщения относительно того, действует или нет перемирие, о котором договорились главы дипломатических ведомств России и США. Если верить отечественному Минобороны, то прекращение огня в целом выдерживается. Базирующиеся в Лондоне сирийские правозащитники, наоборот, сообщают, что десятки людей погибли в результате налетов авиации режима Асада.

Надо сказать, что только чудо может сохранить это перемирие. Секретные соглашения, достигнутые Сергеем Лавровым и Джоном Керри, что бы они ни фиксировали, уже сейчас можно назвать уникальными. Потому что они требуют чрезвычайно высокой степени сотрудничества между теми, у кого нулевой уровень взаимного доверия. На следующий день после подписания министры обороны России и США обменялись зубодробительными заявлениями, обвинив друг друга в подрыве мирового порядка. «Именно США вместе с западными партнерами, начиная с Боснии и Косово и заканчивая Ираком и Ливией, последовательно разрушали базовые основы существующего миропорядка», — заявил Сергей Шойгу. Он заметил также, что «наступая на грабли в Ираке, Афганистане, Ливии, других странах, американские коллеги не делают никаких выводов».

И это при том, что буквально в ближайшее время подчиненным Шойгу и Картера предстоит создать совместный центр по поддержанию режима перемирия и даже приступить к совместным (или как минимум скоординированным) авиаударам по районам базирования террористических организаций. Все это предполагает обмен разведывательной информацией в реальном режиме времени, когда не получится специально отредактировать ее так, чтобы скрыть друг от друга  возможности и источники своей разведки. Это требует такой степени доверительности во взаимоотношениях, которых долгие годы не удавалось достичь, например, внутри НАТО, которая лишь спустя 60 лет после создания смогла создать совместные разведорганы.

Более того, Лавров и Керри взяли на себя ответственность за будущие действия своих сирийских союзников. Москва гарантировала, что режим Асада прекратит боевые действия, Керри сделал то же самое в отношении Свободной сирийской армии и ряда других группировок «умеренной оппозиции». В этой ситуации и Асад, и его противники наверняка почувствуют себя преданными «старшими братьями». И если ситуация станет критической, вовсе не будут считать себя связанными обязательствами, которые за них дали другие. Эксперты сейчас гадают, сдала или нет Россия режим, чья истощенная шестилетней гражданской войной армия так и не смогла одержать победу на поле боя, несмотря на мощнейшую российскую авиационную поддержку.

В любом случае, можно констатировать, что Лавров отлично сыграл свою партию. Ведь очевидно, что главная цель России – заставить американцев с собой разговаривать. Эта задача была замечательно решена. Барака Обаму заставили дважды (в прошлом году – в ходе Генассамблеи ООН, в этом – на саммите G20) переговорить с Путиным. Не сомневаюсь, что российское телевидение с удовольствием покажет российских и американских офицеров, сидящих за компьютерами в одной комнате или палатке. При этом лейтмотивом сюжета будут уверения в том, что американцы без России обойтись не могут. Однако теперь из Сирии надо выползать: в любом случае нынешнее перемирие не завершит гражданскую войну. Армия Асада измотана. Рано или поздно Кремль рискует оказаться перед выбором: или уйти с позором, или начать наземную операцию. Предыдущее перемирие дало Путину повод объявить о частичном выводе авиационной группировки из Сирии. Не исключено, что нынешнее даст повод для окончательного ухода, переложив при этом задачу авиаударов на стратегические бомбардировщики.

Сложнее объяснить, зачем американцам понадобилось участвовать в этом соглашении. Наиболее правдоподобной выглядит версия о том, что Обама не хочет покидать должность самого влиятельного человека на планете в условиях, когда в Сирии разразится гуманитарная катастрофа, вызванная бомбежками Алеппо и других населенных пунктов. Так что в Сирии можно ждать только чуда. Не зря же Сергей Лавров заблаговременно предупредил о возможных провокациях по срыву соглашения. Знает, о чем говорит…

Фото: Швейцария. Женева. 9 сентября 2016. Министр иностранных дел России Сергей Лавров (на экране телефона в центре) перед началом пресс-конференции по итогам встречи с госсекретарем США Д.Керри. Александр Щербак/ТАСС













  • Сергей Цыпляев: Такое столкновение было неизбежно, потому что мы случайно, не понимая, куда лезем, вступили в исторический конфликт шиитов и суннитов.

  • "Независимая газета": Если американские дипломатические круги поддерживают идею военной помощи Турции, оборонное ведомство США выступает категорически против.

  • Gaziz Torbayev: Эрдоган четко заявил всему миру, что не сдадут Идлиб и его окрестности никому, это буферная зона безопасности... Для Турции Идлиб и Алеппо намного важнее чем Донбасс и Крым для России.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Атака дронов
5 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На 5 марта назначены переговоры российского и турецкого президентов, результаты которых должны если не урегулировать, то хотя бы стабилизировать ситуацию вокруг сирийской провинции Идлиб. Судя по всему, турецкие и российские войска там находятся на грани боестолкновения. Обе стороны решительно отвергают такую возможность, но при этом не упускают случая, чтобы обвинить друг друга в обострении. Только что представитель отечественного военного ведомства генерал Конашенков поведал, что «наблюдательные посты турецкой армии находились в местах концентрации боевиков и полностью срослись с ними».
Прямая речь
5 МАРТА 2020
Сергей Цыпляев: Такое столкновение было неизбежно, потому что мы случайно, не понимая, куда лезем, вступили в исторический конфликт шиитов и суннитов.
В СМИ
5 МАРТА 2020
"Независимая газета": Если американские дипломатические круги поддерживают идею военной помощи Турции, оборонное ведомство США выступает категорически против.
В блогах
5 МАРТА 2020
Gaziz Torbayev: Эрдоган четко заявил всему миру, что не сдадут Идлиб и его окрестности никому, это буферная зона безопасности... Для Турции Идлиб и Алеппо намного важнее чем Донбасс и Крым для России.
Идлиб: никто не хочет уступать
25 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В сирийском Идлибе создалась ситуация, развитие которой ведет к прямому военному противостоянию между Россией и Турцией. И Москва, и Анкара такую вероятность решительно отрицают. Однако в то же время уже готовят «отмазки» на случай столкновений. Глава отечественного внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявляет, что «террористы» неоднократно наносили удары по российским и сирийским военным, а также по гражданским объектам с позиций наблюдательных пунктов Турции. Российские военные утверждают, что турецкие войска в Идлибе обеспечивают тех же «террористов» вооружениями, боеприпасами, а также обмундированием.
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2020
Константин фон Эггерт: Судьба Идлиба будет печальна: рано или поздно сирийские войска возьмут под контроль эту территорию, что позволит заявить об окончании войны.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2020
"Московский комсомолец": Тема возможного применения российского оружия против российских войск остается актуальной в СМИ и блогосфере.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2020
Рыклин Александр: А вот, кстати, интересный вопрос - если турки победят в войне с Россией, они вернут Крым Украине?
Сирийский цугцванг Путина
10 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Турецкая армия начала захват приграничной зоны на севере Сирии. Цель операции «Источник мира» — создание 30-километровой буферной зоны вдоль всей турецко-сирийской границы. Эта «зона безопасности» должна отгородить Турцию от территорий, контролируемых боевыми организациями курдов, которые Анкара считает террористическими. Кроме того, именно в эту зону безопасности планируется направить сотни тысяч сирийских беженцев, которые находятся сейчас на турецкой территории. Турки, располагающие тяжелой артиллерией, танками и авиацией, имеют очевидное военное превосходство над курдами. Поэтому исход операции сомнений не вызывает.
Прямая речь
10 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: Если мы смотрим на Ближний Восток, то видим колоссальный калейдоскоп интересов, где мы в одних вопросах с кем-то союзники, а в других — нет. И курдский вопрос находился с самого начала в эпицентре противостояния.