Путин и общество
11 июля 2020 г.
История «правильная» и «неправильная»
17 МАРТА 2016, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ



Поразительное совпадение. Ровно в тот день, когда по подозрению в довольно крупном воровстве были задержаны высокопоставленные чиновники Министерства культуры, а напыщенный патриот, исполняющий должность министра, лепетал про то, что он пребывает в шоке, от должности уволили настоящего профессионала, работавшего в этом учреждении. Внешние приличия были соблюдены. Сергей Мироненко, руководивший Госархивом России, написал заявление «по собственному желанию». Профессор останется научным руководителем архива.

Официально никто не упомянул скандал, случившийся некоторое время назад. Но ни у кого нет сомнений: Мироненко уволен за то, что опубликовал на сайте Госархива документ. Написанную в 1948 году докладную записку в «инстанцию» Главного военного прокурора СССР. Из записки следовало: вся история про 28 панфиловцев, которые уничтожили 18 немецких танков у разъезда Дубосеково, — выдумка корреспондента «Красной звезды» Александра Кривицкого. В список героев (советская пропаганда в дальнейшем старательно избегала называть их поименно) были внесены те, кто был в составе одной из многих погибших под Москвой рот. Кто-то из выживших позже попал в плен, оказался даже полицаем. Это очень неприятная правда.

Теперь совершенно непонятно, что делать со всей этой гигантской идеологической постройкой, которая, как оказалось, громоздится на выдумке. Что делать с вошедшими во все учебники словами политрука Клочкова? Куда деть замечательную песню про «дорогую мою Москву», которая только из утюга не звучит на очередной день города? Именно поэтому Мироненко подвергся всевозможным поношениям, суть которых сводилась к требованию не посягать на те мифы, к которым все привыкли. Министр культуры Мединский попенял ему полгода назад за то, что тот предал гласности архивный документ, вместо того чтобы хранить его под спудом. И вот теперь пришло наказание.

Нет сомнений, что воры из Министерства культуры, точно по Салтыкову-Щедрину, являются самыми ярыми патриотами. И они радостно заклеймят и накажут любого, кто усомнится в какой-нибудь из скрижалей. Но увольнение Сергея Мироненко ставит очень важный вопрос. А что вообще делать с мифами? Просто сказать, что 28-ми панфиловцев не было? Но кто-то же остановил в ноябре 1941-го немецкие танки! Нельзя упрекать сегодня журналистов «Красной звезды», писавших в роковые дни 1941 года. Когда фашисты были под Москвой, действовала другая логика. Логика войны. Нужно было срочно, здесь и сейчас, описать подвиг героев (пусть даже вымышленных), отдавших жизнь, чтобы не допустить врага к столице. Логика, которой потом руководствовались советские историки, не позволяла отклониться от однажды утвержденного канона. Вспомним, как главпуровские чинуши ставили все мыслимые препоны для публикации произведений Константина Симонова, который пытался сказать хоть чуточку правды о войне и не помышлял посягать на устои.

У советских историков не было шансов докопаться до правды. Но сейчас такая возможность, пусть теоретическая, все же существует. В самом начале своего руководства военным ведомством Анатолий Сердюков разрешил допустить ученых до штабных документов Великой Отечественной, которые, как я подозреваю, до сих пор толком не разобраны. Это тяжелый труд — восстановить сотни, может быть, тысячи имен тех, кто полег под Москвой и спас столицу. Признание того, что хрестоматийных 28 панфиловцев не было, могло стать не причиной увольнения главы Госархива, а началом серьезных масштабных исследований о битве под Москвой. Ведь до сих пор официальная история Великой Отечественной представляет собой сборник плохо стыкующихся другом с другом сказок, которые объединены исключительно административными «скрепами». Такие исследования обязательно открыли бы имена новых героев. Но чиновникам-аллилуйщикам это совсем не нужно. Это будет ненужная, неправильная правда, которая не принесет ничего, кроме дополнительных проблем. Куда проще выделять деньги на очередной ура-патриотический фильм и во все горло петь про «28 самых верных своих сынов»… 

 

 Фото: Россия. Москва. Директор Государственного архива Российской Федерации Сергей Мироненко на пресс-конференции, посвященной презентации сборника документов "Генерал Власов: история предательства" в двух томах, подготовленного по инициативе Федерального архивного агентства. Александр Щербак/ТАСС

 












  • Сергей Цыпляев: Журналист — это человек, который по определению получает информацию для распространения, и тяжело представить себе, что с ним кто-то пойдёт на контакт, строя разведывательные связи.

  • "Московский комсомолец": Граждане государства не должны основывать свое понимание окружающего мира только на официальных сводках и пресс-релизах.

  • Natalia Granovskaya: Иван Сафронов писал об армии и космосе... о военных действиях и гибели российских солдат за рубежом, поставках вооружений... коррупции в оборонно-промышленном комплексе.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Туннель в Прагу может прорыть каждый
9 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Я уже несколько раз писал об абсолютном долампочкизме, охватившем путинскую вертикаль. Нет нужды согласовывать падежи и управления в важнейших документах и даже в выступлениях главного начальника, нет необходимости в том, чтобы приводимые цифры соответствовали, нет, не реальности, конечно, а тем, что приводились вчера. И так сойдет. Главное, царю батюшке преданы и в вере тверды. То, что называют «делом» Ивана Сафронова, показывает, что карательные органы тоже более не затрудняются хотя бы имитацией предъявления суду каких-то доказательств.
Прямая речь
9 ИЮЛЯ 2020
Сергей Цыпляев: Журналист — это человек, который по определению получает информацию для распространения, и тяжело представить себе, что с ним кто-то пойдёт на контакт, строя разведывательные связи.
В СМИ
9 ИЮЛЯ 2020
"Московский комсомолец": Граждане государства не должны основывать свое понимание окружающего мира только на официальных сводках и пресс-релизах.
В блогах
9 ИЮЛЯ 2020
Natalia Granovskaya: Иван Сафронов писал об армии и космосе... о военных действиях и гибели российских солдат за рубежом, поставках вооружений... коррупции в оборонно-промышленном комплексе.
Государство обнулилось, страна на очереди
3 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В мире есть, по крайне мере, семь стран, в которых нет конституции. Это: Великобритания, Канада, Новая Зеландия, Швеция, Сан-Марино, Израиль и Ливия. В шести из этих стран люди живут вполне нормально и отсутствие конституции им не очень мешает. В седьмой стране — Ливии — люди живут, прямо скажем, плохо и несчастливо. А некоторые очень плохо и очень несчастливо. Воюют, убивают друг друга. Не то чтобы вот именно исключительно отсутствие конституции породило в этой стране гражданскую войну, длящуюся вот уже девять лет и фактически разделившую страну на несколько отдельных политических образований...
Прямая речь
3 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Гудков: У нас много людей выступает против пятого срока Путина. Главная задача оппозиции теперь — найти возможности для объединения, чтобы предложить дорожную карту для этих людей.
В СМИ
3 ИЮЛЯ 2020
"Эхо Москвы": Для реализации всех принятых поправок к Конституции России потребуется принять около 90 новых законов. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко уверена, что парламент будет работать оперативно.
В блогах
3 ИЮЛЯ 2020
Виктор Шендерович: В тему "Путина навсегда"... вспомнил, как наши братья по соцлагерю, чехи, адаптировали лозунг "С Советским Союзом на вечные времена!" Они дописали - "...но ни минутой дольше".
Ему нужна одна победа, лично ему, он за ценой не постоит
1 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трудно представить большее надругательство над людьми, погибшими в войне с Третьим рейхом, чем выступление Путина на фоне ржевского мемориала Советскому солдату. Съемки велись в помещении, это видно любому неспециалисту. Оператор зачем-то лег перед Путиным на пол, поэтому обнулянт смотрел на подведомственную популяцию сверху вниз. Большой Путин на фоне неловко приклеенного маленького солдата. Соотношение размеров, видимо, должно дать понять, кто победитель и настоящий защитник Отечества.
Прямая речь
1 ИЮЛЯ 2020
Леонид Гозман: Думаю, они планировали сделать так, чтобы президент агитировал «за», но поняли, что ему нечего сказать и ограничились таким бессмысленным, дежурным выступлением.