В оппозиции
21 февраля 2020 г.
Молчаливый гнев – это не смирение
29 ФЕВРАЛЯ 2016, ГЕОРГИЙ САТАРОВ

Мария Олендская

Три десятка тысяч людей, пришедших в субботу почтить память Бориса Немцова, не были склонны к громкому и дружному оппозиционному скандированию. Помнится, год назад тоже шли тихо. Дружное скандирование начиналось только при выходе на Васильевский спуск, а потом на мосту – тоже тишина. Скорбь не терпит крика. Но эта тишина – не признак смирения. Туда пришли люди, среди которых были многие, не относившие себя ранее к сторонникам политика Бориса Немцова. Но это были люди, которые могли разглядеть Немцова-человека, которые считают его убийство одним из самых гнусных преступлений власти. И они не ограничивают этим убийством список этих преступлений. Все они понимают, что власть может опьянеть от крови. И пока они, эти десятки тысяч, выходят на такое шествие, они хоть немного защищают потенциальные жертвы режима.

Надежда на это не лишена оснований. Вспомним, что в субботу в Москве было две демонстрации. Первая – наша. Вторая – демонстрация страха, которую провела власть, начав с запрета на прежний маршрут и заканчивая диким количеством техники и ОМОНа, забитого в улицы и переулки между нашим маршрутом и их Кремлем. Трудно представить себе более дикий контраст между скорбной, молчаливой, мирной демонстрацией и этой прорвой материализованного страха. Они боятся, и будут бояться, и Бориса, и нас, и нашей памяти о нем. Убитый ими Борис страшен для них не меньше, чем живой. И габариты второй демонстрации – явное тому свидетельство. Это будет так, пока мы помним, пока мы идем.

Мария Олендская

Фоторепортаж Марии Олендской / ЕЖ












  • Андрей Колесников: Базовый принцип тут – никакое действие оппозиции не должно оставаться без ответа. И то, как именно тут поступили, это довольно изобретательное решение, технологически красивое.

  • Медуза: Сергей Кривенко, «Гражданин и армия»: ...хватать и забирать человека все равно незаконно. Армия — это не тюрьма. Они должны были просто начать снова его призывать.

  • Леонид Волков: В октябре они объявили ФБК иностранным агентом. В декабре они сотрудника ФБК принудительно отправили в суперсекретную военную часть, где С-400 на боевом дежурстве стоят.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Последнее слово Дмитрия Пчелинцева
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Осужденного по делу "Сети"* на 18 (!) лет по сфабрикованному обвинению в создании террористической организации на основании полученных под пытками показаний: «Уважаемый суд, участники процесса. В принципе, всё, что я мог бы сказать, было уже неоднократно сказано, как мной, так и другими в процессе на судебном следствии, в прениях сторон. Наверное стоит сказать только о том, что все-таки, наверное, мы виновны. Но только виновны, конечно же, не в терроризме. Не только мы, а мы все, присутствующие здесь в зале суда, и те даже, кого здесь нет. Потому что, наверное, мы делали что-то неправильно, раз допустили, что у нас в стране такое возможно. И мы, видимо, очень долго двигаемся куда-то не туда, раз пришли… вот сюда...»
Оппозиционера Шаведдинова наказали армией и георграфией
25 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Менеджер ФБК Руслан Шаведдинов был похищен из своей квартиры, в тот же день вывезен из Москвы и отправлен для прохождения срочной службы на архипелаг Новая Земля. Это было именно похищение, а не призыв в армию, поскольку Шаведдинов оказался на Новой Земле до того как был рассмотрен его очередной иск по обжалованию решения призывной комиссии. Навальный предположил, что план по изоляции Руслана Шаведдинова составлял лично Путин. Возможно, это преувеличение, но масштаб и стремительность спецоперации – в тот же день самолетом на Новую Землю, минуя сборный пункт и учебное подразделение, а также привлечение сил ФСБ и СКР для призыва обычного срочника – впечатляет.
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2019
Андрей Колесников: Базовый принцип тут – никакое действие оппозиции не должно оставаться без ответа. И то, как именно тут поступили, это довольно изобретательное решение, технологически красивое.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Сергей Кривенко, «Гражданин и армия»: ...хватать и забирать человека все равно незаконно. Армия — это не тюрьма. Они должны были просто начать снова его призывать.
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2019
Леонид Волков: В октябре они объявили ФБК иностранным агентом. В декабре они сотрудника ФБК принудительно отправили в суперсекретную военную часть, где С-400 на боевом дежурстве стоят.
В судах рождается поколение могильщиков режима
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Москве — день приговоров. Судья Кунцевского суда Светлана Ухалева приговорила Егора Жукова за видеоролики, в которых он критиковал власть и призывал к ненасильственному протесту, к 3 годам условно. Плюс на два года запрет заниматься администрированием сайтов и схожими видами деятельности (то есть фактический запрет на пользование интернетом). А еще судья Ухалева приговорила к смертной казни керамическую фигурку лягушек, изъятую у Жукова во время обыска и либертарианский флаг, похищенный у него тогда же. Судья Тверского суда Мария Сизинцева приговорила к штрафу в 120 тысяч рублей Павла Новикова за удар пластиковой бутылкой по шлему нацгвардейца.
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Скорее всего, власть удивляется резонансу, который возник вокруг дела Жукова и его личности. Конечно, как полноценную политическую фигуру его не воспринимают, слишком молод...
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2019
"Коммерсант": Кунцевский районный суд Москвы приговорил фигуранта «московского дела» студента Высшей школы экономики (ВШЭ) Егора Жукова к трем годам колонии условно с испытательным сроком два года...
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2019
Кончтантин фон Эггерт: Система сломалась на 21-летнем студенте из Крылатского.
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом».