Борьба с коррупцией
25 ноября 2020 г.
«Чайка». Акт V. Те же и кремлевская лапша
21 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ
ТАСС

Г-н Песков тут объяснял, как бдительно Кремль стоит на страже коррупции. Целых два подразделения, дескать, бдят над чиновными декларациями. Тут не то, что чайка, чижик не проскочит. Повелись на это не только журналисты, но и суперэксперты из Transparency International – Russia, объясняя необходимость взять под контроль Кремля бизнес взрослых детей или иных родственников должностных лиц. Совет хороший, поскольку открывает перед контролирующими органами и подразделениями новый огромный рынок коррупционных доходов.

Между тем уже больше десяти лет принято рамочное антикоррупционное законодательство, предусматривающее введение в России института контроля конфликта интересов. Конфликт интересов – это средство антикоррупционной обороны на дальних подступах, скорее профилактическое средство, а не средство выявления и доказательства коррупционных преступлений, если работа института налажена. Понятие конфликта интересов распространяется на должностных лиц, а не на предпринимателей. Поясняю на примере стандартной работы такого контроля.

Представим себе патрульного полицейского, зона внимания которого распространяются на улицы 1, 2 и 3 и соединяющие их переулки. Жена полицейского решила открыть булочную на улице 2. Полицейский обязан тогда подать своему начальству или в соответствующее надзорное подразделение рапорт о попадании в ситуацию конфликта интересов. Смысл очевиден: его властный контроль над этой территорией может использоваться как способ вмешательства в сферу конкуренции между булочниками. Начальство вправе игнорировать эту ситуацию, зная полицейского как истового служаку и честнейшего человека. В этом случае начальство берет на себя ответственность за возможную коррупцию, которая соблазнит хорошего парня в ситуации конфликта интересов. Может поступить иначе: сменить его зону патрулирования. А может просто перевести в отдел нравов или архив. Если полицейский не подал рапорт, то обнаружение указанной ситуации, даже если не совершено коррупционное преступление, дает основание для его увольнения без сохранения льгот.

Теперь давайте подумаем: находится ли Генеральный прокурор в ситуации конфликта интересов? Ответ очевиден – да. Для этого достаточно напомнить о колоссальной эффективности его младшего сына в таком приятном виде спорта, как конкурсы на оказание разных услуг государству. Даже при отсутствии норм о декларировании конфликта интересов, такая пикантная ситуация должна была бы стать предметом крайне пристального внимания или президента, представившего кандидатуру Ю. Чайки Совету Федерации, или Совета Федерации, утвердившего представленную кандидатуру.

Дело не в том, является ли Генеральный прокурор завзятым коррупционером. Я исхожу из того, что он кристально чист. Коррупция вредна не тем, что вызывает в ком-то зависть к неправедно нажитому богатству. Коррупция вредна своими негативными последствиями. Мы ведь живем в России. И потому мы прекрасно знаем, что невозможно в нашей стране представить тендер, который проигрывает сын Генерального прокурора. Это значит, что в важных сферах, за которые отвечает государство, ликвидирована конкуренция. А там, где ликвидирована конкуренция, там растут цены и снижается качество государственных услуг. А потребителями этих услуг являемся все мы. Вот в этом главная проблема, а не в безвкусице и пошлой аляповатости гостиницы, которую открывал министр культуры в Греции.

Большинство пишущих или вещающих о коррупции по-прежнему относятся к ней просто как к преступлению. Но коррупция – это всегда потери для общества. Из-за нее деградируют социальная сфера, экономика, образование, здравоохранение, безопасность граждан и обороноспособность страны. Она умножает бедность и увеличивает социальное расслоение. Она практически уничтожила нормальное государство в нашей стране.

Казус Чайки интересен не фактом выявления всяких странностей и конфликта интересов как минимум у Генерального прокурора. Самое интересное – реакция верховной власти на сей факт. Это означает, что в Кремле сидят люди либо абсолютно безграмотные, не понимающие ни черта в коррупции, либо люди покрывающие коррупцию как минимум. Читатели сами в состоянии оценить, какая из предложенных версий вероятнее. Но оба варианта производят один и тот же побочный продукт – лапшу, которую вешают нам на уши.













  • Максим Блант: ...падение акций банков и прочий шум и гам, разгоревшиеся в последние два дня, связан не с подозрительными операциями, а с тем, что все поняли: банки на них стучат.

  • РБК: Речь идет о 189 переводах денежных средств на общую сумму около $760 млн. Поскольку перевод осуществлялся в долларах, в нем принимал участие американский банк-корреспондент. 

  • Диана Михайлова: скорее всего слив организовала сама американская власть. И теперь она получит повод ввести новые органичения в банковской сфере.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Миллиард туда, миллиард сюда. Десять миллионов – на карман
22 СЕНТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Международная расследовательская группа «Кассандра», объединяющая больше ста изданий из почти ста стран, обнародовала массив документов финансовой разведки Минфина США о так называемых «сомнительных проводках». Россия там занимает вполне достойное место. Персонажи все известные – Олег Дерипаска, братья Ротенберги, путинский виолончелист Ролдугин, Алишер Усманов, Роман Абрамович. Мелькнула фамилия и советника президента Валентина Юмашева. Но в файлах по Юмашеву сумма какая-то совсем жалкая – шесть миллионов долларов. Неловко даже об этом говорить. А какой влиятельный был когда-то сановник! 
Прямая речь
22 СЕНТЯБРЯ 2020
Максим Блант: ...падение акций банков и прочий шум и гам, разгоревшиеся в последние два дня, связан не с подозрительными операциями, а с тем, что все поняли: банки на них стучат.
В СМИ
22 СЕНТЯБРЯ 2020
РБК: Речь идет о 189 переводах денежных средств на общую сумму около $760 млн. Поскольку перевод осуществлялся в долларах, в нем принимал участие американский банк-корреспондент. 
В блогах
22 СЕНТЯБРЯ 2020
Диана Михайлова: скорее всего слив организовала сама американская власть. И теперь она получит повод ввести новые органичения в банковской сфере.
По делу Ивана Голунова задержали исполнителей
30 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В громкой истории журналиста «Медузы» Ивана Голунова, которому в начале лета минувшего года силовики подбросили наркотики, есть одна очевидная и неоспоримая деталь. Сотрудники одного из московских отделов наркоконтроля сфабриковали это дело, сфальсифицировали улики против Голунова не для того, чтобы его шантажировать. Им ничего от него не было нужно — что с журналиста возьмешь? Силовики действовали по прямому указанию руководства. Они, конечно, понимали, что этот парень чем-то сильно насолил большим начальникам, но конкретных подробностей могли и не знать.
Прямая речь
30 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Это действительно неожиданное и хорошее решение, так что насмешничать тут не хочется, потому что хотя бы сейчас делается что-то правильное, а не наоборот.
В СМИ
30 ЯНВАРЯ 2020
ИНТЕРФАКС: Следствие попросило Басманный суд арестовать пятерых бывших полицейских, которые участвовали в задержании журналиста Ивана Голунова...
В блогах
30 ЯНВАРЯ 2020
Максим Солюс: вот что путин животворящий делает
Наезд на Nginx – классическая «гнилая предъява» из 90-х
17 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
16-го декабря Совет директоров Rambler выступил с сенсационным заявлением. Он поручил менеджменту своей компании «попросить» правоохранительные органы прекратить уголовное дело в отношении прав Rambler Group на разработки Nginx. «Господа, — надо думать, ответил изумленный менеджмент, — но это же одни сплошные издержки! Мало того, что силовики, разумеется, не вернут деньги за заказ, так они еще потребуют дополнительную плату за прекращение дела. Дескать, тут вам не частная лавочка! Нам придется объяснять «наверху», чего это мы то открываем уголовное дело, то закрываем. Кроме того, следователи уже начали работать, провели обыски, перелопатели кучу юридических бумаг...» 
Прямая речь
17 ДЕКАБРЯ 2019
Максим Блант: Это жадность и глупость, но в тоже время – часть очевидной тенденции, когда Интернет перестаёт быть «пространством свободы» и всё в нём определяется деньгами или регулирующими органами.