Путин перестает быть изгоем
17 НОЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Нынешний, турецкий саммит «большой двадцатки» разительно отличается от предыдущего, австралийского. Если в Брисбене Путина старались не замечать, руки не подавали и рядом не садились, в Анкаре все было совсем по-другому. Путин провел ряд двусторонних встреч, включая короткий разговор с американским президентом Обамой, поучил мировых лидеров, как надо бороться с терроризмом, пообещал предоставить трехлетнюю рассрочку по украинскому долгу и не бомбить силы сирийской непримиримой оппозиции, которые воюют против ИГИЛ. Путину улыбались и жали руку, его усаживали на почетные места, а президент пострадавшей от террористической атаки Франуии Франсуа Олланд и вовсе засобирался в Россию, чтобы сколотить новую антитеррористическую коалицию с участием Москвы и Вашингтона. Уже после «двадцатки» Путин признал, наконец, что катастрофа российского «Боинга» над Синайским полуостровом была результатом террористической атаки. Однако теперь, после парижских событий, этот теракт выглядит уже совсем по-другому и ставит Россию в один ряд с другими странами Запада. Перспективы прорыва международной изоляции Путина и его возвращения в мировую политику для «Ежедневного журнала» анализирует 
политолог Аркадий ДУБНОВ:

На саммите Путин максимально воспользовался «окном возможностей» для устранения изгойства, которое стало результатом действий на Украине. Его успех лучше всего иллюстрируется словами «не было счастья, да несчастье помогло». Теракт в Париже, а перед этим чудовищный взрыв самолёта А321 над Синаем сделали то, что не удавалось мирной и последовательной дипломатии. Путин вернул себе статус влиятельного мирового игрока, с чьим мнением считается президент США, что продемонстрировала неформальная встреча в Анталии и признание важности военных усилий России в Сирии, которое приписывают Обаме.

Понятно, что Путину вряд ли удастся вернуть политическое и тем более человеческое доверие западных лидеров. Его непредсказуемость и готовность к радикальным действиям не могут не нервировать западное общественное мнение, которое в значительной мере определяет действия политиков. Но именно это общественное мнение и подтолкнуло Обаму, Кэмерона, Олланда и отчасти Меркель к необходимости демонстрировать готовность сотрудничать с Россией в сфере противостояния мировому терроризму. При этом Запад выбирает осторожность, на следующий же день после окончания саммита Вашингтон и Лондон призвали Москву к полному расследованию «дела Сергея Магнитского», напомнив о необходимости навести порядок в системе российского правосудия. Очевидно, что это призвано сгладить эффект от видимого успеха Путина на саммите в Анталии и обозначить остающиеся серьёзные претензии к Москве.

ТАСС

Недоверие к позиции Кремля может быть обусловлено ещё и тем, что не слишком последовательным и честным выглядит предложение России создать единый список террористических организаций в свете отказа признать таковыми ХАМАС и «Хезболлу». Россия настаивает на том, что они были избраны народом, и поэтому не могут считаться террористическими, но в Израиле говорят, что нацисты тоже пришли к власти на выборах. Понятно, что Москва в данном случае преследует политические цели, она не может признать террористами тех, с кем находится в одном окопе в противостоянии с ИГИЛ. «Хезболла» – ближайший вассал Ирана, который, в свою очередь, является союзником Москвы.

Что касается перспектив смягчения санкций в ответ на участие России в войне против ИГИЛ, то это, несомненно, является конечной целью сегодняшней политики Кремля. Путин отчётливо дал понять, что он ожидает от Запада соответствующей реакции в ответ на готовность отстрочить выплату долга Украины. Но наивно считать, что для Запада это является достаточным условием. Там по-прежнему будут настаивать на полном выполнении Минских соглашений, в том числе – на переходе под международный контроль границы.


Фото:
1. Турция. Анталья. 15 ноября 2015. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент США Барак Обама, президент Бразилии Дилма Руссефф, президент России Владимир Путин и президент Южной Кореи Пак Кын Хе (слева направо) во время совместного фотографирования глав государств - участников "Группы двадцати" в гостинице "Регнум Карья Отель". Михаил Метцель/ТАСС
2. Ria-Novosti/Pool/ Zuma\TASS














  • Алексей Макаркин: Армянской стороне в России сочувствуют больше, чем азербайджанской, но не сильно, а большинство хочет просто равноудалиться от конфликта.

  • Коммерсант: Москва ответственно относится к своей возросшей роли в регионе и готова активно поддерживать Ереван и Баку в выполнении мирных договоренностей от 9 ноября.

  • Василий Аленин: Пока же, толкотня в ереванской приемной московских «шишек» похожа на суету проигравших. Поздновато проснулся «государственный интерес».

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Зачем наше начальство отправилось в Армению и Азербайджан
23 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Десант выходного дня. В минувшую субботу, отложив все домашние дела, на Южный Кавказ отправилась представительная делегация российского правительства. В Ереван прибыли глава МИД Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, министр здравоохранения Михаил Мурашко, руководительница Роскомнадзора Анна Попова и вице-премьер Алексей Оверчук. По всему видно, что делегация формировалась впопыхах, и в ее составе оказались люди, которые просто в тот момент были под рукой. К вопросу о том, зачем в Армению и Азербайджан Путин направил Шойгу с Лавровым, мы еще вернемся.
Прямая речь
23 НОЯБРЯ 2020
Алексей Макаркин: Армянской стороне в России сочувствуют больше, чем азербайджанской, но не сильно, а большинство хочет просто равноудалиться от конфликта.
В СМИ
23 НОЯБРЯ 2020
Коммерсант: Москва ответственно относится к своей возросшей роли в регионе и готова активно поддерживать Ереван и Баку в выполнении мирных договоренностей от 9 ноября.
В блогах
23 НОЯБРЯ 2020
Василий Аленин: Пока же, толкотня в ереванской приемной московских «шишек» похожа на суету проигравших. Поздновато проснулся «государственный интерес».
«Мирное наступление» захлебнулось, не начавшись
29 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В советские времена это пафосно именовалось «мирным наступлением». В канун очередного партийного съезда Советский Союз каждый раз с немалой помпой выдвигал предложения в области разоружения. Предложения, совершенно неприемлемые для Запада. Похоже, нечто подобное происходит теперь. Российский МИД неожиданно согласился с американским требованием о «заморозке» всех ядерных арсеналов с тем, чтобы продлить Договор о сокращении СНВ хотя бы на год. Затем на президентском сайте появилось заявление, в котором Путин подтверждал сделанное еще год назад предложение о моратории на развертывание ракет средней дальности.
Прямая речь
29 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Макаркин: Ситуация застряла: недоверие, короткий промежуток времени, который остался до выборов, и расчёт России на переговоры с Байденом.
В СМИ
29 ОКТЯБРЯ 2020
"Российская газета": От мыслей по реинкарнации РСМД в НАТО и ряде стран-членов и вовсе отмахнулись: мол, такие инициативы не заслуживают доверия.
В блогах
29 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Филатов/ОФИЦЕРЫ ГРУППЫ "АЛЬФА":  Часики тикают. И время играет не в пользу безопасности…
Спасаем договор. Или Трампа?
22 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Москва продолжает восхищать город и мир своей исключительно последовательной и предсказуемой внешней политикой. 16 октября главный начальник России и его министр иностранных дел разыграли под камеры федеральных каналов довольно странный спектакль. Сергей Лавров доложил Владимиру Путину ситуацию с возможностью продления Договора о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ). Ситуация выглядела критической. Вашингтон, по словам Лаврова, выкатил многочисленные условия, «сформулированные как за рамками самого договора, так и за рамками нашей компетенции».
Прямая речь
22 ОКТЯБРЯ 2020
Сергей Цыпляев: Включаться сейчас в такое противосияние с позиции, что мы равновеликие и имеем одинаковые возможности – губительная геостратегическая ошибка.