Путин перестает быть изгоем
17 НОЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Нынешний, турецкий саммит «большой двадцатки» разительно отличается от предыдущего, австралийского. Если в Брисбене Путина старались не замечать, руки не подавали и рядом не садились, в Анкаре все было совсем по-другому. Путин провел ряд двусторонних встреч, включая короткий разговор с американским президентом Обамой, поучил мировых лидеров, как надо бороться с терроризмом, пообещал предоставить трехлетнюю рассрочку по украинскому долгу и не бомбить силы сирийской непримиримой оппозиции, которые воюют против ИГИЛ. Путину улыбались и жали руку, его усаживали на почетные места, а президент пострадавшей от террористической атаки Франуии Франсуа Олланд и вовсе засобирался в Россию, чтобы сколотить новую антитеррористическую коалицию с участием Москвы и Вашингтона. Уже после «двадцатки» Путин признал, наконец, что катастрофа российского «Боинга» над Синайским полуостровом была результатом террористической атаки. Однако теперь, после парижских событий, этот теракт выглядит уже совсем по-другому и ставит Россию в один ряд с другими странами Запада. Перспективы прорыва международной изоляции Путина и его возвращения в мировую политику для «Ежедневного журнала» анализирует 
политолог Аркадий ДУБНОВ:

На саммите Путин максимально воспользовался «окном возможностей» для устранения изгойства, которое стало результатом действий на Украине. Его успех лучше всего иллюстрируется словами «не было счастья, да несчастье помогло». Теракт в Париже, а перед этим чудовищный взрыв самолёта А321 над Синаем сделали то, что не удавалось мирной и последовательной дипломатии. Путин вернул себе статус влиятельного мирового игрока, с чьим мнением считается президент США, что продемонстрировала неформальная встреча в Анталии и признание важности военных усилий России в Сирии, которое приписывают Обаме.

Понятно, что Путину вряд ли удастся вернуть политическое и тем более человеческое доверие западных лидеров. Его непредсказуемость и готовность к радикальным действиям не могут не нервировать западное общественное мнение, которое в значительной мере определяет действия политиков. Но именно это общественное мнение и подтолкнуло Обаму, Кэмерона, Олланда и отчасти Меркель к необходимости демонстрировать готовность сотрудничать с Россией в сфере противостояния мировому терроризму. При этом Запад выбирает осторожность, на следующий же день после окончания саммита Вашингтон и Лондон призвали Москву к полному расследованию «дела Сергея Магнитского», напомнив о необходимости навести порядок в системе российского правосудия. Очевидно, что это призвано сгладить эффект от видимого успеха Путина на саммите в Анталии и обозначить остающиеся серьёзные претензии к Москве.

ТАСС

Недоверие к позиции Кремля может быть обусловлено ещё и тем, что не слишком последовательным и честным выглядит предложение России создать единый список террористических организаций в свете отказа признать таковыми ХАМАС и «Хезболлу». Россия настаивает на том, что они были избраны народом, и поэтому не могут считаться террористическими, но в Израиле говорят, что нацисты тоже пришли к власти на выборах. Понятно, что Москва в данном случае преследует политические цели, она не может признать террористами тех, с кем находится в одном окопе в противостоянии с ИГИЛ. «Хезболла» – ближайший вассал Ирана, который, в свою очередь, является союзником Москвы.

Что касается перспектив смягчения санкций в ответ на участие России в войне против ИГИЛ, то это, несомненно, является конечной целью сегодняшней политики Кремля. Путин отчётливо дал понять, что он ожидает от Запада соответствующей реакции в ответ на готовность отстрочить выплату долга Украины. Но наивно считать, что для Запада это является достаточным условием. Там по-прежнему будут настаивать на полном выполнении Минских соглашений, в том числе – на переходе под международный контроль границы.


Фото:
1. Турция. Анталья. 15 ноября 2015. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент США Барак Обама, президент Бразилии Дилма Руссефф, президент России Владимир Путин и президент Южной Кореи Пак Кын Хе (слева направо) во время совместного фотографирования глав государств - участников "Группы двадцати" в гостинице "Регнум Карья Отель". Михаил Метцель/ТАСС
2. Ria-Novosti/Pool/ Zuma\TASS














  • Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.

  • "Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.

  • Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.
В СМИ
9 ФЕВРАЛЯ 2021
"Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.
В блогах
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.
Сомнительные диагнозы, примитивные рецепты
28 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сначала планировалось онлайн выступление главного начальника в рамках виртуального форума «Давосская повестка дня 2021», а потом — обыски и аресты. Но потом решили совместить. Как ни крути, борьба с крамолой для российской власти куда актуальнее. В результате обещанное президентским толмачом «объемное и интересное» выступление Путина, наложившись на репрессии, стало куда объемнее и интереснее, нежели первоначально планировалось. Следует признать, что факт приглашения главы российского государства выступить в рамках Давосского форума — большой успех Кремля.
Прямая речь
28 ЯНВАРЯ 2021
Алексей Макаркин: Реальный сектор адаптируется к национальным государствам, а новая экономика перестраивает их в соответствии со своими стандартами. И Россия оказалась в авангарде тех, кто требует это ограничить.
В СМИ
28 ЯНВАРЯ 2021
МК: Напуганная аудитория, казалось, была вправе ожидать готовых рецептов, следование которым позволит предотвратить глобальную катастрофу, но их у российского президента, увы, не нашлось.
В блогах
28 ЯНВАРЯ 2021
Boris Zeitlin: Припугнув Давос концом цивилизации, Х-ло приказало выпилить Навальному дверь
Вперед, в прошлое… В холодную войну
27 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В мае 1977 года, больше сорока лет назад, в Женеве проходила встреча глав внешнеполитических ведомств США и СССР. По завершении которой госсекретарь Сайрус Вэнс сообщил журналистам, что сторонам удалось существенно сузить сферу разногласий. А вот советский министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко с обычной кислой миной на лице поведал, что основные различия в подходах сохраняются и что США продолжают свои попытки добиться односторонних преимуществ. После чего репортерам оставалось лишь гадать, провели ли советский министр и американский госсекретарь последние три дня на одной и той же встрече.
Прямая речь
27 ЯНВАРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Не следует ожидать каких-либо резких антикремлёвских действий со стороны Вашингтона, только периодической резкой риторики, не более.