Путинские аргументы оттачивали сразу в Душанбе и Дамаске
16 СЕНТЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Подготовка к эпохальной речи Владимира Путина на Генеральной ассамблее ООН проходила одновременно в Душанбе и Дамаске. В столице Таджикистана прошел саммит Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ). Главный российский начальник использовал его трибуну, чтобы в очередной раз отточить аргументы. «Ситуация вокруг Сирии, положение дел здесь очень серьезное. Так называемое Исламское государство контролирует значительные территории и Ирака, и Сирии. Террористы говорят о том, что уже замахиваются на Мекку, Медину, Иерусалим», — констатировал он. И сразу возложил вину за происходящее на страны Запада. «Нужно отложить в сторону геополитические амбиции, отказаться от так называемых двойных стандартов, от политики прямого или косвенного использования отдельных террористических группировок для достижения собственных амбициозных целей, в том числе смены неугодных кому бы то ни было правительств», — заявил Путин.

Затем перешел к своему главному внешнеполитическому посланию: «Сейчас нужно объединять усилия и сирийского правительства, и курдского ополчения, и так называемой умеренной оппозиции, других стран региона в борьбе с угрозой самой государственности Сирии и в борьбе с терроризмом». По словам Путина, президент Сирии Башар Асад готов сотрудничать со здоровыми силами сирийской оппозиции. Путин напомнил, что Россия поддерживает правительство Сирии в борьбе с терроризмом, и пообещал, что Москва продолжит оказывать военную помощь властям этой страны. «Мы поддерживаем правительство Сирии в противостоянии террористической агрессии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь», — сказал Путин, призвав другие страны присоединиться к этой помощи.

Тут же, как по заказу (а может быть, действительно по заказу), сирийский начальник дал интервью группе российских журналистов. Это удивительное интервью. Репортеры не рискнули задать вопрос, который сегодня интересует всех: в чем заключается военная помощь Сирии со стороны Москвы, каковы масштабы этой помощи? Вместо этого они выслушали длинные витиеватые рассуждения Асада о необходимости создания все той же антитеррористической коалии с его, Асада, участием. А также будто списанные у Путина обвинения в адрес Запада.

Своими соображениями о результатах саммита с "Ежедневным журналом" поделился политолог Аркадий ДУБНОВ:


Саммит в Душанбе был достаточно дежурным мероприятием, если оценивать его с точки зрения публичных результатов. Он продемонстрировал поддержку Таджикистана на фоне незаконченного подавления так называемого мятежа генерала Назарзода (только что поступили официальные сведения о его гибели), бывшего заместителя министра обороны. Но характерно, что ни один из президентов, приехавших на саммит, не дал повода надеяться, что ОДКБ вмешается в устранение этой угрозы, все повторяли ранее высказанные оценки, что это внутриполитическая проблема самого Таджикистана.

Таким образом мы в очередной раз видим подтверждение тому, что основные угрозы безопасности и стабильности для государств, входящих в ОДКБ, лежат не «снаружи», а «внутри». Причин тому множество, в первую очередь отсутствие справедливого суда, легитимности власти, прозрачности выборов и тому подобное.

На мой взгляд, саммит в первую очередь интересен тем, что он стал репетицией выступления президента Путина на предстоящей сессии Генеральной ассамблеи ООН в конце сентября. Там он изложит свой взгляд на противостояние «Исламскому государству» и создание международной коалиции, которая потребует признания значительной роли России. Также Путин хочет дать понять, что Москва ожидает своего рода «размена» с Западом, который должен будет фактически принять аннексию Крыма и готовность Москвы отказаться от Новороссии в обмен на активное участие России в коалиции при сохранении режима Башара Асада в Сирии.

Присоединение других членов ОДКБ в подобной коалиции будет зависеть от того, каковы будут условия членства. Если речь пойдёт об участии в наземной операции силами собственных миротворцев, то никто, кроме России и Казахстана, не будет готов присоединиться. Кроме того, решение стран ОДКБ об участии в подобном начинании полностью зависит от позиции России. Они пойдут в коалицию, только если она будет возглавляться Россией или если Кремль согласится войти в большую коалицию с Западом.


 

 

Фото:Встреча Башара Ассада и Сергея Лаврова в Дамаске 10.09.2015. AP/TASS












  • Алексей Макаркин: Армянской стороне в России сочувствуют больше, чем азербайджанской, но не сильно, а большинство хочет просто равноудалиться от конфликта.

  • Коммерсант: Москва ответственно относится к своей возросшей роли в регионе и готова активно поддерживать Ереван и Баку в выполнении мирных договоренностей от 9 ноября.

  • Василий Аленин: Пока же, толкотня в ереванской приемной московских «шишек» похожа на суету проигравших. Поздновато проснулся «государственный интерес».

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Зачем наше начальство отправилось в Армению и Азербайджан
23 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Десант выходного дня. В минувшую субботу, отложив все домашние дела, на Южный Кавказ отправилась представительная делегация российского правительства. В Ереван прибыли глава МИД Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, министр здравоохранения Михаил Мурашко, руководительница Роскомнадзора Анна Попова и вице-премьер Алексей Оверчук. По всему видно, что делегация формировалась впопыхах, и в ее составе оказались люди, которые просто в тот момент были под рукой. К вопросу о том, зачем в Армению и Азербайджан Путин направил Шойгу с Лавровым, мы еще вернемся.
Прямая речь
23 НОЯБРЯ 2020
Алексей Макаркин: Армянской стороне в России сочувствуют больше, чем азербайджанской, но не сильно, а большинство хочет просто равноудалиться от конфликта.
В СМИ
23 НОЯБРЯ 2020
Коммерсант: Москва ответственно относится к своей возросшей роли в регионе и готова активно поддерживать Ереван и Баку в выполнении мирных договоренностей от 9 ноября.
В блогах
23 НОЯБРЯ 2020
Василий Аленин: Пока же, толкотня в ереванской приемной московских «шишек» похожа на суету проигравших. Поздновато проснулся «государственный интерес».
«Мирное наступление» захлебнулось, не начавшись
29 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В советские времена это пафосно именовалось «мирным наступлением». В канун очередного партийного съезда Советский Союз каждый раз с немалой помпой выдвигал предложения в области разоружения. Предложения, совершенно неприемлемые для Запада. Похоже, нечто подобное происходит теперь. Российский МИД неожиданно согласился с американским требованием о «заморозке» всех ядерных арсеналов с тем, чтобы продлить Договор о сокращении СНВ хотя бы на год. Затем на президентском сайте появилось заявление, в котором Путин подтверждал сделанное еще год назад предложение о моратории на развертывание ракет средней дальности.
Прямая речь
29 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Макаркин: Ситуация застряла: недоверие, короткий промежуток времени, который остался до выборов, и расчёт России на переговоры с Байденом.
В СМИ
29 ОКТЯБРЯ 2020
"Российская газета": От мыслей по реинкарнации РСМД в НАТО и ряде стран-членов и вовсе отмахнулись: мол, такие инициативы не заслуживают доверия.
В блогах
29 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Филатов/ОФИЦЕРЫ ГРУППЫ "АЛЬФА":  Часики тикают. И время играет не в пользу безопасности…
Спасаем договор. Или Трампа?
22 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Москва продолжает восхищать город и мир своей исключительно последовательной и предсказуемой внешней политикой. 16 октября главный начальник России и его министр иностранных дел разыграли под камеры федеральных каналов довольно странный спектакль. Сергей Лавров доложил Владимиру Путину ситуацию с возможностью продления Договора о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ). Ситуация выглядела критической. Вашингтон, по словам Лаврова, выкатил многочисленные условия, «сформулированные как за рамками самого договора, так и за рамками нашей компетенции».
Прямая речь
22 ОКТЯБРЯ 2020
Сергей Цыпляев: Включаться сейчас в такое противосияние с позиции, что мы равновеликие и имеем одинаковые возможности – губительная геостратегическая ошибка.