Путинские аргументы оттачивали сразу в Душанбе и Дамаске
16 СЕНТЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Подготовка к эпохальной речи Владимира Путина на Генеральной ассамблее ООН проходила одновременно в Душанбе и Дамаске. В столице Таджикистана прошел саммит Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ). Главный российский начальник использовал его трибуну, чтобы в очередной раз отточить аргументы. «Ситуация вокруг Сирии, положение дел здесь очень серьезное. Так называемое Исламское государство контролирует значительные территории и Ирака, и Сирии. Террористы говорят о том, что уже замахиваются на Мекку, Медину, Иерусалим», — констатировал он. И сразу возложил вину за происходящее на страны Запада. «Нужно отложить в сторону геополитические амбиции, отказаться от так называемых двойных стандартов, от политики прямого или косвенного использования отдельных террористических группировок для достижения собственных амбициозных целей, в том числе смены неугодных кому бы то ни было правительств», — заявил Путин.

Затем перешел к своему главному внешнеполитическому посланию: «Сейчас нужно объединять усилия и сирийского правительства, и курдского ополчения, и так называемой умеренной оппозиции, других стран региона в борьбе с угрозой самой государственности Сирии и в борьбе с терроризмом». По словам Путина, президент Сирии Башар Асад готов сотрудничать со здоровыми силами сирийской оппозиции. Путин напомнил, что Россия поддерживает правительство Сирии в борьбе с терроризмом, и пообещал, что Москва продолжит оказывать военную помощь властям этой страны. «Мы поддерживаем правительство Сирии в противостоянии террористической агрессии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь», — сказал Путин, призвав другие страны присоединиться к этой помощи.

Тут же, как по заказу (а может быть, действительно по заказу), сирийский начальник дал интервью группе российских журналистов. Это удивительное интервью. Репортеры не рискнули задать вопрос, который сегодня интересует всех: в чем заключается военная помощь Сирии со стороны Москвы, каковы масштабы этой помощи? Вместо этого они выслушали длинные витиеватые рассуждения Асада о необходимости создания все той же антитеррористической коалии с его, Асада, участием. А также будто списанные у Путина обвинения в адрес Запада.

Своими соображениями о результатах саммита с "Ежедневным журналом" поделился политолог Аркадий ДУБНОВ:


Саммит в Душанбе был достаточно дежурным мероприятием, если оценивать его с точки зрения публичных результатов. Он продемонстрировал поддержку Таджикистана на фоне незаконченного подавления так называемого мятежа генерала Назарзода (только что поступили официальные сведения о его гибели), бывшего заместителя министра обороны. Но характерно, что ни один из президентов, приехавших на саммит, не дал повода надеяться, что ОДКБ вмешается в устранение этой угрозы, все повторяли ранее высказанные оценки, что это внутриполитическая проблема самого Таджикистана.

Таким образом мы в очередной раз видим подтверждение тому, что основные угрозы безопасности и стабильности для государств, входящих в ОДКБ, лежат не «снаружи», а «внутри». Причин тому множество, в первую очередь отсутствие справедливого суда, легитимности власти, прозрачности выборов и тому подобное.

На мой взгляд, саммит в первую очередь интересен тем, что он стал репетицией выступления президента Путина на предстоящей сессии Генеральной ассамблеи ООН в конце сентября. Там он изложит свой взгляд на противостояние «Исламскому государству» и создание международной коалиции, которая потребует признания значительной роли России. Также Путин хочет дать понять, что Москва ожидает своего рода «размена» с Западом, который должен будет фактически принять аннексию Крыма и готовность Москвы отказаться от Новороссии в обмен на активное участие России в коалиции при сохранении режима Башара Асада в Сирии.

Присоединение других членов ОДКБ в подобной коалиции будет зависеть от того, каковы будут условия членства. Если речь пойдёт об участии в наземной операции силами собственных миротворцев, то никто, кроме России и Казахстана, не будет готов присоединиться. Кроме того, решение стран ОДКБ об участии в подобном начинании полностью зависит от позиции России. Они пойдут в коалицию, только если она будет возглавляться Россией или если Кремль согласится войти в большую коалицию с Западом.


 

 

Фото:Встреча Башара Ассада и Сергея Лаврова в Дамаске 10.09.2015. AP/TASS












  • Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.

  • "Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.

  • Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.
В СМИ
9 ФЕВРАЛЯ 2021
"Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.
В блогах
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.
Сомнительные диагнозы, примитивные рецепты
28 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сначала планировалось онлайн выступление главного начальника в рамках виртуального форума «Давосская повестка дня 2021», а потом — обыски и аресты. Но потом решили совместить. Как ни крути, борьба с крамолой для российской власти куда актуальнее. В результате обещанное президентским толмачом «объемное и интересное» выступление Путина, наложившись на репрессии, стало куда объемнее и интереснее, нежели первоначально планировалось. Следует признать, что факт приглашения главы российского государства выступить в рамках Давосского форума — большой успех Кремля.
Прямая речь
28 ЯНВАРЯ 2021
Алексей Макаркин: Реальный сектор адаптируется к национальным государствам, а новая экономика перестраивает их в соответствии со своими стандартами. И Россия оказалась в авангарде тех, кто требует это ограничить.
В СМИ
28 ЯНВАРЯ 2021
МК: Напуганная аудитория, казалось, была вправе ожидать готовых рецептов, следование которым позволит предотвратить глобальную катастрофу, но их у российского президента, увы, не нашлось.
В блогах
28 ЯНВАРЯ 2021
Boris Zeitlin: Припугнув Давос концом цивилизации, Х-ло приказало выпилить Навальному дверь
Вперед, в прошлое… В холодную войну
27 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В мае 1977 года, больше сорока лет назад, в Женеве проходила встреча глав внешнеполитических ведомств США и СССР. По завершении которой госсекретарь Сайрус Вэнс сообщил журналистам, что сторонам удалось существенно сузить сферу разногласий. А вот советский министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко с обычной кислой миной на лице поведал, что основные различия в подходах сохраняются и что США продолжают свои попытки добиться односторонних преимуществ. После чего репортерам оставалось лишь гадать, провели ли советский министр и американский госсекретарь последние три дня на одной и той же встрече.
Прямая речь
27 ЯНВАРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Не следует ожидать каких-либо резких антикремлёвских действий со стороны Вашингтона, только периодической резкой риторики, не более.