Хозяева страны
10 декабря 2019 г.
Сухому закону 30 лет

ТАСС

Три десятилетия назад, 16 мая 1985 года, вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения». Многие считают, что именно эта антиалкогольная кампания, главным инициатором которой был Егор Лигачев, положила начало краху СССР. Пить люди не бросили. Ни жесткие административные меры — запрет на продажу алкоголя до 14-00 и после 19-00, — ни уголовное преследование самогонщиков, ни резкое сокращение производства виноводочных изделий, не отвадили советских граждан от возлияний. Скорее наоборот. Кроме ставших менее доступными водки и портвейна в ход пошли денатурат и тормозная жидкость, полироль и одеколон, дихлофос в пиве и вся без исключения парфюмерия. Вслед за водкой в стране пропали сахар и дрожжи — инженерно-химически подкованное население все бросило в перегонку. Гнали все — от пенсионеров до учащихся старших классов. В ход шло все — от томатной пасты до дешевой карамели. Расцвели наркомания и токсикомания. Советский бюджет, и без того испытывавший серьезные проблемы из-за низких цен на нефть, лишившись алкогольных доходов, рухнул. Импорт мыла и стирального порошка, зубной пасты, одежды и обуви практически прекратился. Страну накрыл тотальный дефицит.

О том, как это было, «Ежедневному журналу» рассказал журналист и искусствовед Анатолий ГОЛУБОВСКИЙ:

ТАСС

Антиалкогольная кампания – очень яркая страница российской истории. Я сам был уже в достаточно выпивающем возрасте в то время, поэтому все прелести и ужасы антиалкогольной кампании испытал на себе лично. Многие, думаю, помнят и борьбу с лозой, и отмену возлияний на защитах диссертаций, на банкетах и других празднованиях вплоть до свадеб. Прелести заключались в том, что тогда произошёл невероятный взрыв креативности, связанной с самогоноварением и изготовлением всяческих настоек и напитков, вкус которых я не могу забыть до сих пор. Это было здорово: например, в разных районах Москвы была разная вода, поэтому всюду по-разному «бродило». Самопального алкоголя было много, так что граждане себя не ограничивали. Ужасы, конечно, тоже случались, люди травились, но в основном с этим сталкивались в информационном поле.

Что касается результатов, то тут существуют разные точки зрения. Поскольку наша статистика страдает многими недостатками, то объективная оценка антиалкогольной кампании ещё не дана. По одной информации, благодаря всевозможным ограничениям резко выросла средняя продолжительность жизни у мужчин. С другой стороны, огромное количество отравлений некачественным самопальным алкоголем — тоже итог тех действий. Но сегодняшнее заявление Михаила Горбачёва, что антиалкогольная кампания была ошибкой, кажется мне несколько скоропалительной попыткой оправдаться не за то, за что следует. Для того чтобы понять, что это было, нужно иметь на руках точные результаты исследований, потому что если меры действительно пронесли изменения, связанные с повышением рождаемости и с оздоровлением нации в целом, то я склонен оценивать кампанию положительно.

Максим Блант

Что-то нужно было делать с пьянством, хотя, как обычно, это делалось не самыми удачными методами. К тому же, поскольку антиалкогольная кампания ударила по каждому, то судить о ней трудно из-за слишком эмоционального отношения к этому сюжету, во многом мифологизированному. Кроме того, у нас сохраняется довольно сильное социальное и социокультурное расслоение, и надо иметь в виду, что в разных слоях населения взаимоотношения с алкоголем складываются по-разному. Соответственно и формы антиалкогольной кампании воспринимаются разными слоями общества по-своему. Одно дело — средний класс, другое — жители сельской местности, рабочие, служащие — у всех своя точка зрения на этот счет. А в 1985 году попытались прибегнуть к универсальным инструментам, в то время как надо было действовать дифференцировано.

Современные попытки борьбы с пьянством тоже не отличаются продуманностью. Например, несколько лет назад во всех глянцевых журналах запретили рекламу алкоголя и табака. Это резко подорвало финансовые позиции изданий, некоторые стали закрываться, но было ли это продуктивно? Безусловно, нет. Понятно, что дорогой алкоголь, который там рекламировался, не имеет никакого отношения к алкоголизации населения и жутким эксцессам, связанным с пьянством. И вот это формальное отношение к важным вещам, склонность к символическим действиям, которые заведомо не приведут к нужным результатам, как были тогда, когда казалось, что можно просто всё запретить, так остались и сейчас. Кампания, во многом, носила символический характер, но в России символические действия вообще очень важны.

Максим Блант

 
Фотографии Максима Бланта, ТАСС/Веленгурин Владимир , сайта antialkogolik.ru
















  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...