В оппозиции
13 декабря 2019 г.
Одна из самых крупных протестных акций Новосибирска

Станислав Соколов
news.ngs.ru

В минувшее воскресенье в Новосибирске у здания Новосибирского театра оперы и балета состоялся митинг в поддержку снятой с репертуара оперы «Тангейзер» и уволенного директора театра Бориса Мездрича. По разным оценкам, на площади у театра собралось от 3 до 5 тысяч человек. По оценке новосибирских журналистов, людей пришло примерно в пять раз больше, чем на «Молитвенное стояние» против «Тангейзера», которое прошло здесь же неделю назад. Основные претензии выступавших на митинге были адресованы, как и ожидалось, министру культуры Владимиру Мединскому. «Ежедневному журналу» ситуацию комментирует 
журналист, искусствовед Анатолий Голубовский:

«В Новосибирске произошло чрезвычайно важное культурно-политическое событие, значение которого можно сравнить с «болотными протестами» 11-12 годов, как бы странно это ни звучало. В подготовке к митингу принимали участие очень многие известные люди, были собраны видео-выступления Андрея Звягинцева, Кирилла Серебрянникова, Марины Давыдова, Александра Архангельского, Сергея Пархоменко. Никто не отказывался, но с особым энтузиазмом все московские спикеры относились к этой идее, когда узнавали, что речь идёт о примере чистой самоорганизации. Причём самоорганизации не деятелей культуры, которые пытаются высказываться индивидуально, как Олег Павлович Табаков или Александр Александрович Калягин, а простых зрителей, тех людей, которые любят Новосибирский театр оперы и балета и кто, собственно, видел постановку. А за четыре показа его успели увидеть около 8 тысяч человек. И к мнению этих людей никто не прислушался.

Надо понимать, что Новосибирский театр оперы и балета – это не просто шикарное театральное здание в провинциальном городе, где время от времени что-то происходит. Это главный знак «европейскости» Новосибирска, географически находящегося в Азии, признак его столичности. И жителей города пытаются лишить того, что выводит их в пространство «большой» европейской культуры, того, чем они по праву гордятся. Борис Мездрич – культовый театральный директор, он, в частности, привёз в Россию самого знаменитого дирижёра Айнарса Рубикиса, и вообще всё, что он делал и в Новосибирске, и в Омске, и в Ярославле, всегда было очень важно. Это чрезвычайно популярный человек в городе.

И какие-то люди, которых в городе никто не знает, какой-то неизвестно откуда взявшийся Аристархов, потом прилетает на частном самолёте Кехман, человек с сомнительной репутацией, и просто уничтожает этот театр. А иначе как уничтожением это назвать невозможно. Это оскорбило людей, которые быстро поняли, что дело тут не в споре учредителя, то есть Минкульта, и руководителя театра и что это – пример очень важной для власти кампании по введению единомыслия и предварительной цензуры. Это происходит постепенно и декорируется словами о том, что творец может делать всё, что угодно, но если он получает государственные деньги, то государство может следить за тем, чтобы он не обижал никого и так далее, и хорошо бы, как сказал один из людей в Администрации президента, предварительно просматривать репертуар театров. Что он при этом имел в виду — утверждение репертуарных планов или ознакомление с уже готовыми к показу спектаклями — непонятно, но не стоит требовать от чиновника Администрации того, в чём не компетентны даже представители Министерства культуры. Сказал и сказал.

И вот эти люди устраивают настоящий рейдерский захват театра. Не буду говорить о том, кто такой Кехман, о том, кто такой Аристархов, а о том, кто такой Мединский, и так знают все. Гораздо важнее, что одновременно с этим произошло обнародование результатов «экспертизы» интерпретации Пушкина современными режиссёрами. И там можно увидеть всё то же самое: «государственные деньги», «искажается классика», «как так можно» и так далее. И опять под раздачу попадают лидеры театрального искусства: Римас Туминас, руководители Вахтанговского театра, Дмитрий Черняков, один из самых знаменитых европейских оперных режиссёров, также открытый Мездричем, Константин Богомолов, Владимир Мирзоев. Вроде бы это – никакая не цензура, просто исследование. Но оно становится аргументом в споре чиновников с творцами о том, что можно, а что нельзя.

Станислав Соколов
news.ngs.ru

И всё это прекрасно понимают те люди, которые вышли в Новосибирске на площадь. А вышло их 5000, это огромная цифра, потому что это одна из самых многолюдных протестных акций за всю историю Новосибирска. И характерно, что она прошла по культурному поводу, казалось бы, подумаешь, сняли какого-то директора и спектакль. Но вышли люди, которые потребовали, чтобы к их мнению прислушивались, их права соблюдали. Они заявили, что будут бойкотировать спектакли, появляющиеся при новом руководстве, и призывают мировое творческое сообщество устроить творческий бойкот захваченному театру.

И всё это чрезвычайно важно. Потому что это – вопрос не просто культуры, а отстаивания прав. Это — попытка противостоять тому чудовищному тезису, высказанному ещё Владимиром Путиным: кто платит – тот и заказывает музыку. Применительно к Министерству культуры это означает, что эта организация будет поддерживать только те проекты, которые чиновникам кажутся правильными. При том, что, конечно, государственные деньги не принадлежат им, а поступали от налогоплательщиков, в том числе и от тех, кому «Тангейзер» понравился.

Так что эта акция – пример выдающейся самоорганизации, причём происходящий не в столице, где, как нам кажется, сконцентрирован весь протест. И если на «молитвенное стояние» в Новосибирске собралось около тысячи человек, среди которых, скорее всего, ни один не видел спектакля и не бывал в Новосибирской опере никогда, то на этот митинг пришли те, кто театр любит и туда ходят. Очень многие важные сдвиги часто начинаются с культурных эксцессов. Но заканчиваются уже очень серьёзными вещами. Перестройка в СССР началась с Пятого съезда Союза кинематографистов, где вроде бы творческий цех решал свои проблемы, но реально там начался процесс, который привёл к совершенно тектоническим сдвигам.

Станислав Соколов
news.ngs.ru

Важно ещё то, что вся эта история – не «эксцесс исполнителей». Никто не собирался ни сажать, не штрафовать ни руководителя театра, ни режиссёра. Цель была иной – показать, как реализуется подписанный Владимиром Путиным документ под названием «основы государственной культурной политики». Если посмотреть на сайте Минкульта стенограмму общественного обсуждения, проходившего в связи с ситуации с «Тангейзером», это станет очевидно. Ссылки на этот документ присутствуют в обсуждении и в начале, и в середине, и в конце. И хотя юридический статус «основ» совершенно непонятен, не стоит его недооценивать. Он был подписан президентом именно для того, чтобы на него можно было ссылаться как раз в таких случаях. Когда надо в очередной раз что-то запретить или кого-то уволить, то к нему и обращаются. И изучать эти «основы» нам ещё предстоит.

И именно таков результат обсуждения этих «основ» — на улицы Новосибирска вышли тысячи людей, протестуя против их реализации. А теперь, вслед за этим, будет принят уже более конкретный закон о культуре, не менее проблемный и сложный документ. Потому что конкурентоспособная культура, которая действительно усложняет и развивает человека, – это культура, в которой участие государство сведено к минимуму. А желательно вообще отсутствует».

Фотографии сайта news.ngs.ru/Станислав Соколов












  • Николай Сванидзе: Скорее всего, власть удивляется резонансу, который возник вокруг дела Жукова и его личности. Конечно, как полноценную политическую фигуру его не воспринимают, слишком молод...

  • "Коммерсант": Кунцевский районный суд Москвы приговорил фигуранта «московского дела» студента Высшей школы экономики (ВШЭ) Егора Жукова к трем годам колонии условно с испытательным сроком два года...

  • Кончтантин фон Эггерт: Система сломалась на 21-летнем студенте из Крылатского.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В судах рождается поколение могильщиков режима
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Москве — день приговоров. Судья Кунцевского суда Светлана Ухалева приговорила Егора Жукова за видеоролики, в которых он критиковал власть и призывал к ненасильственному протесту, к 3 годам условно. Плюс на два года запрет заниматься администрированием сайтов и схожими видами деятельности (то есть фактический запрет на пользование интернетом). А еще судья Ухалева приговорила к смертной казни керамическую фигурку лягушек, изъятую у Жукова во время обыска и либертарианский флаг, похищенный у него тогда же. Судья Тверского суда Мария Сизинцева приговорила к штрафу в 120 тысяч рублей Павла Новикова за удар пластиковой бутылкой по шлему нацгвардейца.
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Скорее всего, власть удивляется резонансу, который возник вокруг дела Жукова и его личности. Конечно, как полноценную политическую фигуру его не воспринимают, слишком молод...
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2019
"Коммерсант": Кунцевский районный суд Москвы приговорил фигуранта «московского дела» студента Высшей школы экономики (ВШЭ) Егора Жукова к трем годам колонии условно с испытательным сроком два года...
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2019
Кончтантин фон Эггерт: Система сломалась на 21-летнем студенте из Крылатского.
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.