Цензура
18 апреля 2019 г.
Войти в интернет можно будет только по паспорту. Даже в метро
8 АВГУСТА 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, согласно которому доступ к открытым сетям Wi-Fi в общественных местах в РФ больше не может осуществляться без регистрации пользователей. Операторы связи теперь должны будут указать их фамилию, имя, отчество, а также реквизиты паспорта и место жительства. Мало того, оператор должен будет установить уникальный номер устройства, с помощью которого пользователь выходил в Сеть. Полученные данные будут храниться полгода и в случае необходимости предоставляться правоохранительным органам. Правительство также обязало соцсети и другие популярные сайты установить оборудование и программное обеспечение, с помощью которого спецслужбы смогут в автоматическом режиме получать информацию о действиях пользователей этих сайтов.

ИТАР-ТАСС

Как это может функционировать, стало понятно после Олимпиады в Сочи, где эта система фактически тестировалась. В Сочи было невозможно воспользоваться публичным wi-fi, не идентифицировав себя перед этим. Уже тогда, занимаясь расследованием для журнала Guardian, мы говорили, что этот проект может быть распространён на территорию всей России. По сути, речь идёт о том, что у операторов появится не очень сложное программное обеспечение, которое будет требовать от вас вводить свои паспортные данные при входе в интернет. Показывать документы работникам кафе не придётся.

Другое дело, что тут возникают технические трудности, потому что в Сочи идентификация происходила на основании «паспорта болельщика». И существовал реестр, куда все эти паспорта были внесены, а операторы имели к нему доступ и могли проверить, правильные ли данные введены. Но здесь систему нужно будет очень сильно масштабировать, потому что речь будет идти о наших обычных паспортах и о доступе для российских операторов к большой базе этих документов. Вторая трудность заключается в том, что в наше кафе может прийти иностранец, и как он будет идентифицироваться? Пока не очень понятно, как решить этот вопрос, скорее всего, этим занимаются «лучшие умы», но вряд ли это будет очень эффективно технологически.

Российская практика демонстрирует, что все подобные меры в принципе носят, скорее, запугивающий характер. Их смысл заключается не в том, чтобы охватить 100% людей, а в том, чтобы послать определённый сигнал: вы нигде не можете быть анонимны, будьте осторожны, будьте аккуратны в своих высказываниях. И фактически это приведёт, и уже приводит, к возрождению советской практики телефонных и нетелефонных разговоров и так далее.

В Сочи цель была именно такой. Формально могли прикрываться и борьбой с терроризмом, но реально из разговоров с соответствующими сотрудниками стало понятно, что задача организаторов — недопущение манифестаций и протестов. Для этого нужно решить две проблемы: не позволить провести саму акцию и не позволить журналистам её осветить. А если вы очень долго и настойчиво будете рассказывать, какими техническими средствами вы обладаете, чтобы отследить всех журналистов, собирающихся на какую-нибудь манифестацию, то в конце концов работники СМИ могут решить, что им лучше там не появляться. Потому что они точно будут опознаны, и если они — иностранцы, в следующий раз не получат визу, а если российские — им дадут «по шапке».

Параллельно с этим также подписан указ, который обязывает социальные сети подключать оборудование, позволяющее ФСБ следить за пользователями. Речь идёт о распространении на социальные сети системы СОРМ. Здесь точно такое же послание: даже если вы находитесь в социальной сети, учитывайте, что спецслужбы обладают техническими возможностями для перехвата ваших сообщений. Это намного более интересный поворот событий, потому что очевидно, что, прежде всего, это коснётся сервисов, которые физически находятся в России: «Вконтакте», «Одноклассники» и так далее. Но встаёт вопрос, что будет с сетями, которые на территории РФ не находятся. Ставить ли им эти «чёрные ящики» или нет? Специально чтобы решить эту проблему, ранее был принят другой закон «о персональных данных», где прямо написано, что серверы, содержащие персональные данные россиян, должны располагаться в России. И теперь вопрос в реакции «Фейсбука» и «Твиттера» на эти нововведения. Если они откажутся, то их в России могут закрыть. Мы имеем дело с рядом факторов, которые будут оказываться влиять на окончательное решение этих компаний. С одной стороны, на них будут давить российские власти. Это уже происходит: летом сюда приезжала делегация «Твиттера», позже — делегация «Фейсбука». И те, и другие постарались скрыть сам факт этих переговоров, так что о чём там шла речь — мы не знаем. А с другой стороны, будет идти давление со стороны общественных организаций, существующих на Западе. Например, Global Network Initiative (GNI) будет пытаться объяснять владельцам компаний, что нельзя идти на сотрудничество с авторитарными режимами. Именно для этого такие организации и создавались, их задача — защита свободы слова в сети. Но какой из этих двух факторов победит, пока не очень понятно.

Конечно, технически обходить все эти нововведения будет возможно. Технологические дыры будут, они существуют и в странах, где в интернет-цензуру вложены гораздо большие ресурсы, в том же Китае люди пользуются «Фейсбуком» и стремятся оставаться анонимными. Можно будет использовать IPN, можно будет входить в интернет через Tor. Но смысл этих инициатив не в этом. Вся история заключается в том, что угроза российской власти исходит не от анонимных пользователей сетей. Чиновники, оправдывающие эти меры, говорят об «информационной войне», но условные участники этой «войны», недобитые гражданское общество и оппозиционеры — не анонимны. Все важные оппозиционные политики действуют под собственными именами и имеют открытую аудиторию. И эти системы используются не для идентификации этих людей, а чтобы обычные пользователи боялись не только писать, но и читать критические посты и даже заходить на соответствующие страницы.




Фото ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе
















  • Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...

  • Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...

  • Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Законы Клишаса летят над страной
14 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду верхняя палата российского парламента, не приходя в сознание, одобрила так называемый «пакет Клишаса» — два закона, по одному из которых чиновники теперь наделяются правом решать, какие новости в Сети настоящие, а какие выдуманные, фейковые (и соответственным образом карать распространителей), а по другому, страховочному, гражданам предписывается этих самых чиновников не оскорблять. А иначе, сами знаете, что будет – штрафы, посадки, посадки, штрафы. Совет Федерации эти дивные законы заглотил и буквально в считаные минуты отрыгнул обратно уже в готовом для Владимира Путина виде. 
Прямая речь
14 МАРТА 2019
Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...
В СМИ
14 МАРТА 2019
Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...
В блогах
14 МАРТА 2019
Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.  
Ты меня уважаешь?
8 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла в окончательном, третьем чтении законы о наказании за оскорблениие государственных символов и институтов. Поправки внесены в статью 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»). Люди, которые писали эти поправки, были, видимо, настолько взволнованы, что оказались не в состоянии выразить свою мысль членораздельно. Судите сами. Наказание теперь наступает за «распространение в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ». То есть будут наказывать за то, что оскорбили тех, кто проявил «явное неуважение к обществу, государству» и прочим органам?
Прямая речь
8 МАРТА 2019
Николай Сванидзе: Ещё один очень широкий шаг в направлении возвращения реальной цензуры и в то же время — понижения авторитета власти в стране.
В СМИ
8 МАРТА 2019
infox: Главными выгодоприобретателями, как видим, станут разнообразные институты русского языка и приравненные к ним конторы, имеющие право предоставлять экспертизы для судопроизводства.
В блогах
8 МАРТА 2019
Ольга Романова: Умные юристы Руси Сидящей немедленно предложили не уважать государство неявно))). Второе предложение поступило из бухгалтерии - зацеловать до смерти.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». 
Прямая речь
28 ФЕВРАЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Это не страх. В Кремле вообще мало чего опасаются, там сидят очень уверенные в себе люди. Но это последовательное личное отношение.