Цензура
26 февраля 2021 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Николай Сванидзе: ...каждый такой законопроект страшен, так как ещё раз поворачивает вентиль в сторону полного закрытия страны и превращения её в тоталитарное государство.

  • РБК: Как говорится в пояснительной записке Яровой, изменение предлагается внести в ст. 354.1 УК (реабилитация нацизма). 

  • Николай Подосокорский: Кажется, они нашли золотую жилу для пополнения госбюджета, ведь ветеранами теперь назначают кого угодно...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Россия? Она утонула. В победобесии
24 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Поскольку минувшим летом в России отменили Конституцию, а также право и посадить теперь можно любого на сколь угодно длительный срок, то вновь принимаемые репрессивные законы полностью утратили смысл и значение норм, регулирующих отношения в обществе. Поэтому новое думское мракобесие теперь выполняет две функции. Во-первых, служит для депутатов способом напомнить о себе хозяевам, чтобы вдруг не забыли при формировании нового состава. А во-вторых, сторонникам изоляции России и превращения ее в «осажденную крепость» важно полностью оторвать российские реалии не только от пресловутого «Запада», но и от здравого смысла...
Прямая речь
24 ФЕВРАЛЯ 2021
Николай Сванидзе: ...каждый такой законопроект страшен, так как ещё раз поворачивает вентиль в сторону полного закрытия страны и превращения её в тоталитарное государство.
В СМИ
24 ФЕВРАЛЯ 2021
РБК: Как говорится в пояснительной записке Яровой, изменение предлагается внести в ст. 354.1 УК (реабилитация нацизма). 
В блогах
24 ФЕВРАЛЯ 2021
Николай Подосокорский: Кажется, они нашли золотую жилу для пополнения госбюджета, ведь ветеранами теперь назначают кого угодно...
Госдума развязала очередную матерную войну
25 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В бурном потоке думского запретительского законотворчества запрещение мата в социальных сетях выделяется тем, что этот запрет не имеет прямого отношения к укреплению режима. В отличие от обнуления сроков Путина, признания физлиц иностранными агентами, засекречивания данных силовиков и судей и прочих мер, приносящим бонусы власти и репрессии ее противникам, этот запрет, казалось бы, не сулит власть имущим никакого профита, а кроме того самими его авторами признается вполне бессмысленным. Об этом прямо говорит депутат Госдумы Сергей Боярский, который внес данный закон...
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2020
ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?  
В лепрозории для живых и свободных ужесточается режим
24 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ну что же, кодификация граждан по признакам сотрудничества с различными иностранными организациями набирает обороты. До специально маркированных нарукавников дело пока не дошло, но это не потому, что нынешний российский режим гуманнее того, что практиковал эту меру 70-80 лет назад. В эпоху современных технологий есть способы понадежнее, чем повязка на рукаве вашей куртки. В минувший понедельник сводная бригада из депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний для организаций и граждан, которые по-прежнему отказываются любой публикуемый ими текст сопровождать упоминанием о том, что он принадлежит «иностранному агенту»...
Прямая речь
24 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.

 

Материалы по теме

В СМИ //
Позвони мне, позвони // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Заявление с прибором // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Персональный запах // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Две фигни и одна проблема // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Привет полковнику Корниенко // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Письмо в ячейку // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Россия на коленях // МИХАИЛ БЕРГ
Настоящий полковник // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Мои встречи с правосудием.
Погода в деревне Гадюкино
// ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ